Респондентка К. принимает феминистские взгляды в полемике с подругой-феминисткой.

morning-musingИзначально К. находится в комфортном ей состоянии:

как бы я жила и жила в своем состоянии, в своем»,

и однажды случайно встречает коллегу по работе в неформальной обстановке:

Познакомились мы на работе и… потом я увидела ее в лесби-клубе. Ну, то есть я поняла про ее ориентацию, что она такая же, как и я,

завязывается дружеское общение. Новая подруга инициирует разговоры о феминизме:

И вот как раз она начала общаться по этому поводу со мной.

Сначала К. далека от феминизма:

То есть я естественно знала, кто такие феминистки, это ж понятное дело. Но как бы… я… ну… как-то к этому относилась никак. То есть абсолютно мне было все равно. То есть, есть и есть эти люди, да… И в какой-то период у меня был, действительно я была в предрассудках, я считала, что это женщины, которые ненавидят мужчин. У меня с мужчинами-то все нормально в принципе психологически всегда было, да…, относительно нормально.

…Я воспринимала эти разговоры очень негативно, то есть я сначала… ну, у меня тоже были, оказывается, в моем сознании вот эти предрассудки патриархальные… Я считала, что все-таки женщины стоят ниже… ааа… по каким-то ступеням чем мужчины, им что-то меньше удается и где-то что-то. Вот….

Подруга поднимала феминистские вопросы:

…и у нас с ней были конфликты от того, что я считаю, что мужской коллектив – нормально, а ей тяжело в нем. …В общем, все вот это она мне рассказывала с прицелом на то, посмотри, какая дискриминация

И в результате разговоров, споров и обсуждений К. признает факт дискриминации женщин:

Этот период уже прошел, и я потом начала понимать… Я про дискриминацию знала давно, в частности, в сфере труда это было, ну, открыто очень давно… дискриминация, она не прикрыта.

К. отказывается от распространенной психологической защиты в форме отрицания и, обращаясь к своему опыту,  признает факт трудовой дискриминации женщин. Во второй части интервью рассказ продолжается и речь идет о процессе идентификации К. с женщинами:

Я считаю, что женщины должны, вот… Худой мир лучше доброй ссоры, они должны друг друга поддерживать и вот не ввязываться в эти интриги. Им нужно противостоять или как минимум игнорировать это. Потому что они, мы все плывем в одной лодке. Вот я чувствую, что я со всеми женщинами в одной лодке. Сейчас я это чувствую. Раньше я как-то тоже вот также, я не баба, отгораживалась, они тут, а я там. А на самом деле, все мы в одном месте, и в дерьме мы все в одном оказываемся в итоге. И, так или иначе, дискриминация проходится по каждой из нас, по каждой, здесь. И это не повод для того, чтобы мстить более успешным, своим там, ну… как бы… женщинам. Кто-то умнее, кто-то… Повод просто поддерживать друг друга. Если женщины будут поддерживать друг друга, пусть не любить, пусть не дружить, но как-то неформально поддерживать просто потому, что они в одном сообществе находятся, мне кажется, жизнь изменится. И в плане карьеры изменится, у женщин, и в плане отношений женщин, мужчин к женщинам, и в семейных каких-то… То есть это изменится, но только при взаимной поддержке, потому что когда мы едины, мы непобедимы. Когда один человек, один-два-три, а остальные — нет, вот мы не такие, пока идет разброд, раздрай внутри – ничего хорошего не будет. Вот что я думаю.

Феминистская идентичность К. основана на идее равенства мужчин и женщин, ее становление начинается с признания факта дискриминации женщин. Развитие феминистской идентичности К. происходит путем идентификации с женщинами и десолидаризации с мужчинами. Изначально внегендерная, близкая к мужской общечеловеческая идентичность К. меняется при осознании женщин как единой группы на идентичность женскую и феминистскую.